Трое на сцене

Трое на сцене


В Челябинске только что завершился межрегиональный фестиваль молодежных театров "ЮниФест", где наш город представлял студенческий театр ННГАСУ. Постановка пьесы Арбузова "Мой бедный Марат" произвела настоящий фурор. Коллектив получил Золотой диплом фестиваля и специальный приз "За пронзительное раскрытие темы войны".

Мне удалось посмотреть премьеру “Бедного Марата” еще в Нижнем, до отъезда театра в Челябинск. Честно признаюсь: на спектакль шла без охоты. Пригласили, отказаться было неудобно. Разыскивая недавно построенную 102-ю школу, прячущуюся в самой глубине Медвежьей долины (школа любезно предоставила свою большую сцену), была почти уверена, что увижу самодеятельность, притом вовсе не художественную. Со снобизмом, свойственным всем искушенным театралам, думала: “Что могут сыграть студенты, будущие инженеры, сметчики, проектировщики, да еще в такой непростой арбузовской пьесе? Неужели сегодняшние молодые люди, не представляющие жизни без ноутбука и наушников в ушах, в состоянии понять психологию шестидесятников?”

...Пришлось в который раз убедиться: мы никогда не знаем, где найдем и где потеряем. С первых же минут меня захватило происходящее на сцене и не отпускало до конца. Такого потрясения от драматического действа, от актеров — не играющих, а проживающих жизнь, я не испытывала, пожалуй, со времен юности.

А ведь их на сцене было всего трое: два юноши и девушка. С минимумом декораций, без спецэффектов, без антрактов, без опускавшегося и поднимавшегося занавеса, они удерживали внимание школьников более двух часов, заставляя сопереживать героям и слушать (учителя знают, какой это подвиг!) прекрасные стихи, лирические монологи и диалоги о смысле жизни. Наверное, поняли не все, но пытались понять — это уже победа театра, режиссера-постановщика Василины Сесиной и художественного руководителя, народного артиста Мари Эл Олега Михайловича Блинова.

Люди, знакомые с пьесой, наверняка помнят: экшена в “Бедном Марате” нет, нет ни малейшего намека на “клубничку”, которой перекормлены сегодняшние подростки, зато есть сложные психологические взаимоотношения классического треугольника, развивающиеся в большом временном диапазоне. В первом действии, разворачивающемся в блокадном Ленинграде 1942 года, героям по 16—18 лет, второе действие происходит в послевоенном 1946-м, а в последнем мы видим Марата, Лику и Леонидика (так зовут персонажей) повзрослевшими на 15 лет. Столь значительные возрастные переходы трудно сыграть даже профессионалам, но ребятам они удаются блестяще. Молодые актеры абсолютно точно попадают в тональность арбузовской драматургии, более того, заставляют зрителей перенестись во время, когда вопросы бытия волновали людей больше, чем неустроенность быта.

Пожалуй, с высоты дня сегодняшнего этот феномен нетрудно объяснить: внутреннее единство и сплоченность страны, благодаря которым был побежден фашизм, спустя несколько лет после Победы дали трещину. Вдруг стало очевидно, что люди по-разному мыслят и чувствуют, что ценности одних не являются таковыми для других. Психология взаимоотношений, душевные переживания героев именно в то время снова вышли на первый план. Этические вопросы шестидесятники решали в первую очередь — с этого и началось переосмысление идеалов сталинской эпохи. Лозунг военного времени “Думай прежде о Родине, а потом о себе” видоизменился: “Думай прежде о ближнем, а потом о себе” — и это уже утверждение гуманизма. В пьесе Арбузова приоритеты поколения меняются на глазах зрителей, все это великолепно прочитывается, несмотря на юный возраст актеров.

...Обо всем этом я думала, восхищенно следя за развитием чувств героев, в которые верилось безоговорочно, и в то же время задавала себе вопрос: что же это за дети такие? Откуда они взялись, столь несовременные и непохожие на своих нынешних сверстников? Откуда эта пронзительная искренность, открытость взоров и нездешняя, “несегодняшняя” душевная чистота? Кто научил их ТАК произносить текст, написанный, когда даже их родителей, возможно, еще не было на свете?

По опыту знаю, что имитировать духовность нельзя. Если сердце пусто и взгляд привык скользить по поверхности жизни, то драматической глубины не достигнешь никакими ухищрениями и артистическими приемами, сколько ни бейся.

— Это не игра, — призналась после спектакля Катя Шевшун, исполнительница главной роли. — Мы, правда, за время репетиций стали другими, мы начали иначе чувствовать, внимательнее относиться друг к другу. Вначале пьеса Арбузова представлялась нам глубоким ретро, а потом мы просто влюбились в своих героев, в то далекое время. В этом нам очень помогла работа над поэтической композицией на стихи поэтов военного поколения “Память сердца”, которую тоже поставил Олег Михайлович. Он очень многое нам рассказал о тех героях, об их мировосприятии.

По словам Василины Олеговны, над спектаклем работали недолго — два с половиной месяца, что, в общем-то, рекордно быстрый срок даже для профессионального театра. Она же уточнила, что в спектакле заняты два состава, играющие по-разному, но одинаково сильно. Что на сцене зрители видят только троих, на самом же деле в постановке занято почти десять человек — это звукорежиссер, гример, костюмер, рабочий сцены, бутафор, осветитель. Театр есть театр, без помощников актерам не обойтись.

Исполнитель заглавной роли Анатолий Ерофеев, студент четвертого курса специальности “Проектирование и эксплуатация сооружений энерго-и газоснабжения”, признался, что четыре года занятий в студенческом театре дали ему много в духовном плане и расставаться с театром он не намерен даже во время будущей учебы в магистратуре и аспирантуре. А Юрий Гуляев (исполнитель роли Леонидика), студент IV курса специальности “Производство строительных материалов”, убежденно добавил, что жизнь свою без театра, стихов, литературы, репетиций, общения со своими единомышленниками не мыслит: “Если б в моей жизни не было театра, я бы стал дегенератом”.

По-моему, такие признания дорогого стоят.

Я была только на одном спектакле, но от поклонников коллектива (а их, к счастью, немало) узнала, что театр существует уже четыре года и в его репертуаре “Женитьба” Гоголя, “Волки и овцы” Островского, “Когда я стану кошкой” по пьесе Драгунской. К сожалению, сцена актового зала ННГАСУ не рассчитана на драматические спектакли, и коллектив остро нуждается в сценических площадках. Поэтому он охотно примет приглашения от вузов, школ и техникумов Нижнего Новгорода и области. Очень хотелось бы, чтобы спектакли молодого коллектива увидело как можно больше зрителей.

Вера КОСТРОВА
"Биржа плюс Карьера" № 17 от 13 мая 2010 года


Система Orphus Яндекс.Метрика
Сайт не поддерживает браузер Internet Explorer 6 и 7. Пожалуйста, обновите свой браузер.